Projekt: Круглое Озеро 2016: Впечатлении Нади

Hier geht es zur deutschen Übersetzung

автор текста: Надежда Кислая

На «Круглом озере» я была два раза, и очень надеюсь, что последний раз был на самом деле не последним. Почему?

Если бы я писала этот текст после своего первого лагеря, там было бы много разной степени восторженности слов про эйфорию от переживания нового, про щемящее чувство равенства всех со всеми, про радости командной работы и вдохновляющее конкурирование, про интересных людей, про восхищение силой духа и уважение, про встречу рассвета над озером, про мокрые спальники, черничные пальцы, утреннюю флейту и вечерний диджериду. Но прежде всего про ощущение того, что возможно буквально все, а любые ограничения существуют исключительно в головах.

Теперь понятно, что вдохновило меня на повторное заполнение анкеты спустя год? Перед второй поездкой я думала, что знаю, чего ожидать, и заранее радовалась возможности Встречи с людьми – носителями опыта, очень отличного от моего, людьми, которые большую часть времени существуют в иных, незнакомых мне контекстах: географических («Круглое озеро» привлекает участников из очень многих уголков Беларуси), социальных, возрастных и тд.

... И, конечно, встречи с людьми, чьи различия на виду. После первого лагеря я стала «настороженной» к теме инвалидности и поэтому, казалось бы, должна была начать чаще замечать людей с инвалидностью на улице и в других общественных местах – так бывает со всем, что в какой-то момент выходит на первый план в нашей картине мира. Однако ничего подобного не произошло. Ни в Минске, ни в Гродно мне не пришлось за последний год «случайно» встретить в кафе / театре / банке / парке ни одного человека с инвалидностью. Учитывая, что ту или иную форму инвалидности, если верить статистике, имеет каждый двадцатый житель нашей страны, от неестественности ситуации становилось не по себе.

Впрочем, «Круглое озеро» – замечательное мероприятие именно потому, что оно позволяет провести переоценку того, что раньше казалось «очевидным», «правильным», «естественным» или «неестественным». Это можно проиллюстрировать даже на примере предыдущего абзаца:

1. Благодаря «Круглому озеру» теперь я точно знаю, что главные
различия между людьми можно обнаружить вовсе не в том, что первым бросается в глаза.

2. Я теперь совсем не знаю, что считать естественным и закономерным – тоже благодаря «Круглому озеру». После многочисленных бесед с участниками лагеря у меня сложилось впечатление, что значительную часть ребят с инвалидностью не так уж и интересует возможность присутствовать в публичном пространстве. Либо интересует, но на уровне разговоров, а не активных действий. Получается, что «спасение утопающих – дело рук самих утопающих», и когда инвалиды говорят о желании интегрироваться в общество, то позаботиться об этом должны в первую очередь они сами. Заявить о нуждах так, чтобы быть услышанными, обозначить проблему и – очень важно – самим же предложить варианты ее решения.

3. Первые два пункта – связаны между собой. Так, наверное, было бы утопией утверждать, что инвалиды не отличаются от людей без инвалидности. Но суть этих различий становится понятной не сразу. И в их осознании в очередной раз помогает продвинуться «Круглое озеро»  Чередование огромного количества активных командных заданий с огромным же количеством заданий скорее интеллектуального плана делает взаимодействие очень интенсивным. Именно после такого тесного (как в физическом, так и в душевном плане) знакомства и появляется возможность делать выводы. Так, в процессе выполнения игровых упражнений инвалиды иногда действительно демонстрировали пассивность и некоторую консервативность, нежелание посмотреть на проблему под новым, неожиданным углом. На всякий случай оговорюсь, что в целом все было как всегда: активные люди проявляли себя активно, пассивные ... как им скажут, и таковые были как среди участников с инвалидностью, так и без нее. Но и в этом, и в прошлом 2015 году, у меня сложилось впечатление, что в дзен-буддистской игре «А можа, так і трэба» победили бы скорее инвалиды.

Некоторые причины такого положения вещей помогла прояснить заявленная в этом году тема лагеря – социализация. Мы создавали семьи со строгой иерархией, бизнес-структуры, организовывали рабочие места, нанимали людей на работу, нанимались на работу – или не могли этого сделать. И между делом – а возможно, это и было основным нашим делом – делились друг с другом: а как там в жизни?

А в жизни очень по-разному. Некоторые сверхзаботливые родители не создают нужного баланса между удовлетворением потребности ребёнка и фрустрацией, необходимой для развития личности и выработки навыков преодоления препятствий. В результате взрослый уже человек остаётся без той самой «удочки, которой можно наловить рыбы». То есть без умений и навыков достигать цели. Например, без навыков, позволяющих конкурировать на рынке труда, или без умения «продать» себя, продемонстрировав свои сильные стороны.

Интересно, что за несколько дней до этого мы как раз дискутировали на тему того, достаточно ли одной лишь инвалидности, чтобы быть принятым на работу, и, кажется, пришли к выводу, что нет ... Таким образом, КО помогает испытать теорию практикой.

Никогда не забуду, как на упражнении «Подводная лодка» (она тонет, спастись могут не все, и мы должны были выбрать, кому отдать шанс на жизнь) кто-то предложил оставить в подлодке инвалидов, мол, чего тут еще думать... Впрочем, в стрессовых условиях ограниченного времени, постепенного погружения на дно и необходимости выработки консенсуса, появлялись и другие интересные предложения. Так, можно было спасти всех, кто: женщина, мужчина, молодой, старый, имеет детей, бездетный, умный. Словом, наглядная демонстрация равенства разных на самом базовом уровне.

Конечно, не стоит забывать, что бывают большие или меньшие ограничения и большие или меньшие возможности. Но возможности есть всегда: помню, как меня трясло от возмущения на некоторых физических упражнениях в мой первый приезд: мне казалось, что организаторы и тренерки издеваются над нами, предлагая проделать невозможные, опасные, страшные вещи за ограниченное время! Помню, с какой осторожностью мы сначала прикасались друг к другу, или как робко кто-то озвучивал просьбы... Мы не знали, что через несколько дней легко сможем поместиться целой командой на двух квадратных метрах, к тому же, на одной ноге. То толкаясь, то становясь друг для друга необходимой опорой. Или что попросить о чем-то окажется не таким уже и страшным, а учитывание нужд Другого станет простым автоматизмом – все гораздо проще, чем казалось.

И вот обо всех этих довольно тривиальных, на самом деле, вещах, можно так никогда в жизни и не задуматься, не столкнувшись с ними и не пережив их непосредственно. На КО же можно всего за десять дней значительно обогатить своё прежнее представление о мире. От полученных за такое короткое время впечатлений и размышлений, бывает, кружится голова, но лес, озеро, вечерний костёр, звёздное небо делают своё дело: чудесным образом интенсивная работа ощущается скорее как активный отдых.

Как известно, на самом деле озеро Круглое невозможно найти на карте. Тем не менее, название лагеря-семинара полностью соответствует формату. «Круглое озеро» предлагает те же опции, что и круглый стол короля Артура: возможность равноправного участия и обмена, поиска совместного решения или смелого признания его отсутствия, наконец, возможность быть увиденным и услышанным. Или слышать и видеть.

Есть одно магическое упражнение, позволяющее определить степень этой самой готовности воспринять Другого (как минимум на текущий день, точность 99%, наблюдения проводились уже 20 раз!). Надо глубоко вздохнуть, закрыть глаза, максимально настроиться на тех, кто рядом – и считать от одного и дальше по порядку, не сбившись и не перебив другого. Последняя прозвучавшая цифра и показывает способность к взаимодействию: в первый день мы остановились на 8, ближе к концу забегали далеко за 35. Нужно ли ещё что-то говорить?

© 2009 kanikuli e.V.